Февраль решит судьбу украинского меда на внешних рынках
../innovaeditor/assets/0089d37566f4ec8a8c032db233935b48.jpg
В этом году пасечники, переработчики и экспортеры снова заговорили о проблемах украинского рынка меда – снижении экспорта, гибели пчел, отсутствии скоординированной политики всех заинтересованных сторон. Директор ООО «Украинский Центр Меда» Владимир Очколас рассказал iAgro, почему за стол переговоров нужно приглашать не только крупные агрохолдинги, но и фермеров, а также описал сложившуюся на украинском рынке меда ситуацию, и пояснил, почему февраль-2019 может оказаться решающим для участников рынка.

Всего лишь за половину января Украина исчерпала квоты на поставку меда в Европейский Союз. Но они не такие уж и большие: 5 тыс. тонн – основная, и еще 2,5 тыс. тонн – дополнительная. А всего за 2018 год Украина экспортировала 49 тыс. тонн меда. Так что гораздо более важно говорить об экспорте украинского меда в целом, тем более, что он снижается. Для сравнения, в 2017 году Украина экспортировала 68 тыс. тонн этого продукта.

Снижение экспорта украинского меда произошло на фоне увеличения его производства в последние 2-3 года во Вьетнаме и Индии. И если Вьетнам нам не конкурент, то Индия производит полифлерный мед (собранный с разных типов цветов. – ред.) и конкурирует с нами. У нас же, в Украине, в это время идет конфликт между пасечниками и экспортерами.

Начнем с того, какой мед мы производим. Соотношение глюкозы и фруктозы таково, что он быстро застывает. Поэтому украинский мед, к сожалению, под переработку и пастеризацию не попадает – как его не перерабатывай и не пастеризуй, он через 6-8 месяцев снова сахарится и становится твердым. В то же время за границей любят потреблять жидкий мед, и наш твердый мед там спроса не имеет. Он имеет спрос в пищевой промышленности – для производства пива, кондитерских изделий, и т.д. И это – одна из причин конфликта: пасечники хотят продавать дорого – по 40-45 гривен за 1 кг, тогда как цена на наш мед исходя из его качеств – в среднем от 0,9 до 1,25 доллара (25-35 гривен) за 1 кг.

На сегодня в Украине остались большие переходные запасы меда, и иностранцы об этом знают. И они не хотят упустить такой шанс – купить украинский мед дешево, ведь каждый воюет за свою прибыль. Поэтому здесь столкнулись интересы иностранного покупателя и украинского производителя, а у нас это – целая цепочка: пасечник, затем посредник, который скупает мед у производителей, есть еще переработчики меда и потом – экспортеры. Исходя из того, что эта цепочка не оптимизирована и мы все не можем договориться, возникают дополнительные затраты, и мы не можем найти себестоимость нашего меда. Без этого сложно его продать. Из-за этого страдают все – и пасечник, который получает меньше денег, и экспортер, который не может реализовать продукцию. И объемы экспорта снижаются.

Эту ситуацию мы породили сами – своей ненормальной политикой, которую экспортеры вели последние три года. Ассоциация экспортеров не советовалась с пасечниками, экспортеры сами определяли, по какой цене продавать. Из-за такой нескоординированности действий мы получили дисбаланс, который сейчас негативно сказывается на рынке.

На сегодня у пасечников осталось 40 тыс. тонн переходных остатков меда, и они ждут высокую цену на него. Но прогноз на первое полугодие неутешительный. Через пару недель завершится сезон сбора меда в Аргентине, и если эта страна подтвердит свои объемы производства, то наши продажи уменьшатся, потому что все будут брать аргентинский продукт – в нем больше вместимость травяных медов, что дает такое соотношение фруктозы и глюкозы, при котором мед хуже застывает, он более текучий, и, значит, более привлекателен для фасовки в розницу. В связи с этим мы с трепетом ждем, какие данные по меду опубликует Аргентина в период с 1 по 10 февраля.

А до 15-20 февраля прогноз производства меда опубликует Индия, и если там будет хороший урожай, то она будет готова продавать в Европу мед по 1,55 евро за 1 кг. А это значит, что мы должны продавать дешевле: цена у наших пасечников в таком случае должна быть 35, в лучшем случае – 36 гривен за 1 кг.

Хотят – пусть продают, хотят – не продают. Но все должны понимать одно: если сегодня мед не реализовать, к следующему сезону в нем несколько показателей изменятся в худшую сторону, и мы можем остаться с продуктом, но с плохими показателями. И его все равно нужно будет куда-то продавать. А для этого ему нужно будет придать товарный вид, а это – дополнительные затраты.

Поэтому первый глобальный вопрос – нужно садиться за круглый стол, на который должны прийти пасечники со всех регионов, посредники по сбору меда, переработчики и экспортеры. Все мы должны искать выход из сложившейся ситуации, потому что, если мы не договоримся, наша перспектива – снижение экспорта меда в первом полугодии 2019-го. Как будет во втором полугодии –будем смотреть по урожаю.

Второй глобальный вопрос – у нас в последнее время ухудшились показатели меда. В сельском хозяйстве применяются пестициды и гербициды, и это приводит к попаданию вредных веществ в продукты пчеловодства. Европа будет «гонять» Украину по этим показателям, потому что она хочет покупать чистый мед. И поэтому за круглый стол нужно усаживать и крупные агрохолдинги, и мелких фермеров, привлекать местные власти – ведь бездумное употребление «химии» отравляет пчел и наносит колоссальный вред продукту.

Мировой рынок меда развивается семимильными шагами – если в 2015 году его объем составлял 400-440 тыс. тонн, то сейчас уже говорим о цифре в 640 тыс. тонн. И применение меда все больше расширяется. Например, в Нигерии запрещено изготовление пива не на меду. Потому что пиво, изготовленное на меду, регулирует потовыделение и лучше влияет на организм человека при высоких температурах.

Мед – это продукт, который используется во многих направлениях, даже при изготовлении зубной пасты и кремов. Возьмите Южную Корею – она мировой лидер по производству крема для лица. Поэтому рынки сбыта для украинского меда есть, нужно только изучать его особенности и потребности.